27.01.2022

Никополь

Свежие новости

Канадский бизнесмен о скандале в Никополе: «Никопольчане отказались защищать свои гражданские земли»

administrator

Канадский бизнесмен о скандале в Никополе: «Мы два года сражались с Коломойским, а мэрия и никопольчане отказались защищать свои гражданские земли»

Канадский бизнесмен Майкл Юркович дал развернутое интервью изданию «Цензор.Нет», в котором рассказал о ситуации с солнечной электростанции в Никополе. Напомним, инвестиционный проект иностранцев закончился международным скандалом и демонтажем объекта. В интервью Юркович рассказал много интересных подробностей.

Nikopolnews предлагает вашему вниманию материал Евгения Кузьменко без купюр.

Майкл Юркович является главой компании TIU Canada, работающей в сфере возобновляемых источников энергии. Компания базируется в Калгари (провинция Альберта), а в Украине начала свою деятельность в июне 2017 года, став первым канадским инвестором в украинскую экономику в рамках Канадско-украинского соглашения о свободной торговле.

Первый проект компании — солнечная станция мощностью 10,5 мегаватт — был построен на территории Никопольского завода ферросплавов (НЗФ). Строительство началось в июне, а закончилось в ноябре 2017 года — с общим объемом инвестиций 10,5 млн евро. Вскоре, однако, у канадских инвесторов начались проблемы. Никопольская солнечная электростанция находится на участке земли, взятом в долгосрочную аренду у города Никополь. Она подключена к сети через подстанцию на территории НЗФ. 23 декабря 2019 года TIU Canada получила от генерального директора НЗФ письмо о том, что они отключат соединение станции от сети, чтобы провести ремонтные работы. НЗФ заявил, что начнет ремонт после 29 февраля 2020 года, и TIU Canada немедленно связалась с руководством завода для поиска решений во избежание отключения. Однако, несмотря на многочисленные обсуждения, руководство НЗФ и акционеры (а главными бенефициарами НЗФ являются Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов и Виктор Пинчук) решили отключить TIU Canada от подстанции утром 2 марта 2020 г. После этого компания обратилась в суд с намерением разрешить эту ситуацию. Судебные разбирательства не увенчались успехом для канадских инвесторов. Чтобы лучше разобраться в ситуации, мы пообщались с президентом компании TIU Canada Майклом Юрковичем.

Канадский бизнесмен о скандале в Никополе: “Нам предлагали дать взятку”

– Майкл, в июле 2021 года вы записали видео, в котором описываете конфликт между вами и неким украинским олигархом. В этом видео вы говорите, что президент Зеленский должен защищать верховенство права. Была ли после этого какая-то официальная реакция со стороны украинских властей или самого Президента?

– Да, была. В Офисе Президента сказали, что хотят помочь, предложили неофициальную встречу и делегировали юриста, связанного с одним из руководителей АП.

К сожалению, эти попытки никак не повлияли на ситуацию в Никополе. Их решение заключалось в том, чтобы либо построить новую точку подключения, но линии пришлось бы тянуть через территорию завода, на что они были не согласны; либо – продать наш объект Игорю (Коломойскому, – ред.), чего мы не хотели, поскольку считали это политизированным шагом, и кроме того – мы уже трижды пытались с ним договориться.

– Помимо этой встречи с участием юриста от Офиса Президента, были ли какие-то неофициальные переговоры с представителями украинской власти?

– Нет, но нашим юристам предлагали дать взятку, чтобы выиграть дело. Мы, разумеется, отказались.- Ничего себе. И сколько они предложили?

– Точной суммы я не скажу. Но эта сумма была внушительная и равнялась примерно половине стоимости электростанции. И когда мы отказались, один из наших первых юристов подал в отставку, потому что он думал, что единственный способ победить – это дать разумную взятку.

Таким образом, мы обратились в Офис Президента; мы вошли в контакт с Советом национальной безопасности Украины, по поводу последствий отключения станции для энергетической безопасности, говорили о поведении судей с омбудсменом в Генпрокуратуре и также выразили обеспокоенность происходящим. Наконец, мы подняли этот вопрос перед “Укринвестом”.

– И?

– И мы ни от кого не получили поддержки. Было ясно, что власти сочли всю эту ситуацию забавной. Было ясно, что нас либо принуждают к сделке, либо настраивают на взятку. Мы поняли, что возникшая ситуация – нездоровая и небезопасная для нашего бизнеса и наших людей.

Я шокирован, но не скажу, что удивлен. Когда и как, в какой форме, Никопольский завод ферросплавов (НЗФ) сформулировал свои условия? И сколько они хотели за вашу станцию?

– В канун Рождества 2019 года они прислали нам письмо, в котором говорилось, что они отключат нашу солнечную станцию от сети.

Причину ремонта они не назвали и государственную комиссию по электричеству о ремонте официально не уведомили. Согласно украинскому законодательству, такой ремонт должен быть согласован с “Укрэнерго” и принадлежащей ДТЭК “Днепроблэнерго” и так же с нами, как с производителями электроэнергии. Поэтому тот факт, что национальный регулирующий орган об этих ремонтах ничего не знал, нас шокировал.

В 2 марта 2020 года нас произвольно отключили от сети. У них не было права. НЗФ — это не “Укрэнерго”. И когда мы обратились в суд и в “Укрэнерго”, то в “Укрэнерго” нам сказали, что не могут помочь. Они отказались от своей роли регулирующего органа и менеджера в сфере энергетики.

– Что было дальше?

– Мы заявили, что это неправильно, ведь планов на ремонт нет, а в соответствии с законами Украины нельзя отключать производителей электроэнергии от сети без целого списка предварительно собранных и согласованных документов.

И с тех пор мы были отключены НЗФ – что является нарушением Закона о национальной безопасности, в котором Украина заявила, что будет защищать энергетическую независимость и энергосистему страны. Это грубое нарушение, поскольку Закон гласит, что единственным лицом, которое может отключать и подключать электрические компании, будь то местные потребители или коммунальные предприятия, такие как TIU, является “Укрэнерго”.

– А что сказал суд?

– Суд сказал, что это действительно так, но мы не будем выносить решение по этому поводу. Вот тогда мы поняли, что верховенство права применяться не будет, и нет никакого интереса следовать букве закона.

– Так сколько они хотят за вашу станцию? И как они сделали это предложение?

– Через посредника от Офиса Президента. И они дали понять, что хотят, чтобы мы обманули либо не заплатили за электростанцию справедливую цену. И они не хотели, чтобы банк получил полную оплату. И поэтому мы как бизнес приняли решение, что мы будем защищать наших инвесторов и наших кредиторов – и просто перенесем электростанцию, потому что наши отношения для нас важны. И наши сотрудники – тоже.

Канадский бизнесмен о скандале в Никополе: «Мы два года сражались с Коломойским

Канадский бизнесмен о скандале в Никополе: “Мы два года сражались с Коломойским”

– Вы не готовы назвать имя посредника от Офиса Президента?

– Вот так сразу не вспомню, как звали их представителя. Но, разумеется, мы верили в то, что они поступят правильно, будут поддерживать верховенство права и требования национальной энергетической безопасности, а также гарантии, которые они давали инвесторам. Но они этого сделать не могли – и не сделали. Поэтому мы не чувствуем необходимости усугублять ситуацию.

– В ходе этой конфликтной ситуации вы зафиксировали угрозы или давление на вас?

– Были угрозы и давление на меня и на моих сотрудников. Была попытка похищения одного из наших руководителей. Нашим объектам был нанесен материальный ущерб; в это же время на наши электростанции были осуществлены странные нападения с применением автотранспорта, а также кибератаки, исходившие с Кипра либо других организаций, связанных с этим олигархом.

Были словесные угрозы принуждения нашим кредиторам и нашим банкирам. В адрес Никопольского горсовета и мэрии Никополя звучали устные угрозы. Вплоть до того, что мэрия Никополя отказалась публично делать какие-либо заявления в защиту муниципальных земель, которыми НЗФ не владеет, но на которых построена электростанция.

И мы были просто потрясены. Было просто непродуктивно продолжать работать подобным образом. Да, в Украине, наверное, есть места и группы, которые высоко ценят власть и государственные услуги, корпоративную и социальную ответственность, некоммерческие инициативы – все то, что мы делали, помогая построить город Никополь – а именно он в итоге оказался в проигрыше…

И поскольку Национальный инвестиционный совет, “Укринвест”, мэрия, жители Никополя фактически отказались защищать свои гражданские земли, мы просто решили переехать. Не годится нашим банкирам и нашим людям жить в страхе по мере того, как мы продолжаем развивать наш бизнес. И мы еще с самого начала осознавали, что Украина может опуститься до этого уровня, если ухудшатся условия ведения бизнеса. И с первого дня решили, что, если такое произойдёт, то мы просто соберемся и уедем. Собственно, так мы и поступили.

– Вы рассматриваете вариант переезда в другой регион Украины?

– Мы переехали в другой регион Украины. Продолжаем вести бизнес в Украине и поддерживать народ Украины. Продолжаем инвестировать в Украину. Но мы решили, что, вступив в затяжной конфликт с НЗФ, мы будем неискренни по отношению к народу Украины – поскольку это будет подпитывать российские слухи о том, что инвесторы бегут из Украины. Это воодушевит врагов Украины на дальнейшие атаки на американский и канадский бизнес. И мы решили, что больше не будем играть в эту игру.

– Но в Украине вы остаетесь?

– Да, и мы уже заявили об этом в пресс-релизах и “Голосу Америки”. Мы остаемся в Украине, у нас есть более трех действующих электростанций; некоторые мы строим прямо сейчас. У нас есть другие предприятия, которыми мы владеем и работаем в Украине.

Просто после двух кряду рейдерских атак мы, откровенно говоря, не хотим сообщать о наших инвестиционных целях до тех пор, пока ситуация в Украине не изменится. Тем более, что дела говорят громче слов. И народы Украины, США и Канады должны осознавать, что делаются серьезные попытки подорвать энергетическую независимость страны. Есть скоординированные усилия по нападению на нас и канадский бизнес. Вы можете видеть это по тому, как люди действуют, как они атакуют инвесторов, и как безнаказанно действуют многие государственные структуры. Это трагично – но это факты, мы заявляем это “для протокола”, чтобы люди знали, что произошло. Я надеюсь, что люди извлекут из этого уроки и увидят, как их страна становится хуже. И, надеюсь, люди поймут, что им нужно серьезно подумать о том, какой будет их страна через три года. Я надеюсь, что Президент Украины признает, что я говорю из искренней любви к Украине, и что он поймет, что ему и его “приватовским” друзьям нужно относиться к людям лучше. И это все, что я могу сказать дипломатично. Потому что мир любит Украину, и я продолжу вести здесь бизнес. Но то, что произошло – было неправильно.

Канадский бизнесмен о скандале в Никополе: «Мы два года сражались с Коломойским

Канадский бизнесмен о скандале в Никополе: «Мы переехали в другой регион Украины»

– В том июльском видео вы прямо сказали, что на ваш бизнес напал олигарх. Не секрет, что речь идет об Игоре Коломойском. Вы лично с ним знакомы?

– Ну, мы однажды встречались, и он предлагал купить станцию; затем между нами было столкновение, и, насколько мне известно, теперь он в состоянии делать то, что хочет. Мы, со своей стороны, также можем двигаться дальше в том направлении, где будем делать то, что хотим. А мы хотим продолжать развиваться. Работа сделана, мы перевезли электростанцию, продолжаем расти, все находятся в безопасности, и каждый может продолжать развиваться по своему усмотрению. И это всегда было моей целью. Да, мы знали, что у нас не будет справедливого решения в суде. Мы также знали, что дело, скорее всего, закончится тем, что люди не захотят выполнять свои инвестиционные гарантии. Более того, в 2016 году электростанция изначально проектировалась с учетом сценария российского вторжения или иных проблем. И, к сожалению, нас действительно пытались атаковать, и, нам пришлось реализовать наш план переезда. Все это мы отчетливо понимали, открывая электростанцию. Люди все это время спрашивали: почему вы не заложили в конструкцию станции более совершенные технические решения? Что ж, ответ таков: потому что мы знали, что со временем условия ведения бизнеса могут ухудшиться, и возможно, у нас попытаются украсть электростанцию. И мы всегда знали, что будут люди, которые находятся в оппозиции к власти, смогут попытаться рейдерским путем украсть законные инвестиции. Но при этом мы надеялись, что Украина будет защищать верховенство права, и что Украина серьезно относится к своей энергетической независимости, к своему национальному суверенитету. Более того, мы до сих пор верим, что так и будет. Мы ведь не сглупили, приезжая в эту страну. (Хотя обидно, что люди посчитали нас дураками). Да и, перебазировав всю электростанцию ​​за 10 дней, при других обстоятельствах мы бы, наверное, попали в Книгу рекордов Гиннеса. К слову, перемещая электростанцию, мы очень успешно координировали наши действия с Национальной полицией и подрядчиками. И теперь, когда дело сделано, мы пойдем своим путём – продолжим развиваться, поддерживая Украину и в дальнейшем.

– Вы, вероятно, с самого начала были хорошо осведомлены об истории г-на Коломойского и специфических этапах его биографии? Ощутили ли вы стилистику поведения Коломойского в том, как к вам относились?

– Ну, мы оба относились друг к другу со сравнительным уважением. И у каждого из нас были свои цели. Он хотел приобрести электростанцию ​​со скидкой. И пытался добиться этого незаконными способами.

Что касается нас, то мы защищали наших инвесторов, наших сотрудников. И мы отстояли свою репутацию.

При этом мы оба действовали сообразно нашему инструментарию. И мы оба всё хорошо продумали – у нас была недурная схватка, в результате которой мы пришли к нынешнему положению дел.

Вы упомянули, что у вас был один разговор с господином Коломойским. Каковы были его результаты?

– Как таковых результатов не было. Он согласился, что еще подумает; я согласился, что еще подумаю. Потом мы ждали, пока пройдут суды. Суды пришли к ничьей. А дальше у нас был выбор: либо мы продолжаем действовать в том же духе, воюя друг с другом, – либо выясняем, как разойтись, и каждый идет своим путем. И вот с моей точки зрения, и с точки зрения моих акционеров, мы хотели продолжать расти. Мы верили, что рост бизнеса позволит нанять больше украинцев для развития более крупной компании. Сделать Украину более позитивной – это лучше, чем тратить следующие три года на войну с Офисом Президента, государственными органами Украины, на войну с Игорем. Поэтому было принято решение о том, что мы хотим развивать и поддерживать Украину, несмотря на все намерения нападать на нас и наносить урон моей семье и моим сотрудникам. Вот почему мы поступили так, как поступили. И знаете, это был хороший бой.

– Вы перечислили те случаи, когда на вас оказывалось давление и поступали угрозы. Вы передали эту информацию в компетентные канадские структуры?

– Да, передали, и все это задокументировано в Канаде и Соединенных Штатах. Мы вообще довольно прозрачны в отношении тех, с кем встречаемся в рамках наших отчетов о политических контактах и наших иностранных декларациях о коррупции. Наша позиция такая: вот что произошло. Это наш опыт. Будем надеяться, что люди смогут извлечь из этого опыта уроки как страна и как бизнес. Мы можем теперь двигаться вперед. А что касается атак рейдеров, то это был своеобразный опыт. К счастью, все остались в безопасности, никто не был убит или ранен; мы продолжаем расти и как семья, и как бизнес.

Канадский бизнесмен о скандале в Никополе: «Мы два года сражались с Коломойским

Канадский бизнесмен Юркевич о скандале в Никополе: «Никопольчане отказались защищать свои гражданские земли»

– Полагаю, вы знаете, что у Игоря Коломойского есть серьезные проблемы в США. Вряд ли он заинтересован в возникновении дополнительных проблем в Канаде. Согласны?

– Я мало что знаю о проблемах Игоря, и не думаю, что с моей стороны будет верным их комментировать. Мы, TIU Canada, решили просто продолжать развиваться и расти. Построение и развитие Украины — это моя цель и моя повестка дня. А создание рабочих мест в тех местах, где мы нравимся людям, и где люди хотят с нами работать – это мой приоритет. Сделать так, чтобы наши банки и наши люди чувствовали себя в безопасности, обеспечение того, чтобы сообщества чувствовали себя в безопасности – это главный приоритет.

Что касается никопольчан, то они приняли решение. Здесь, конечно, замешана политика: они считали, что Игорь – хороший защитник их ценностей. Что ж, мы желаем всего наилучшего городу Никополю, и мы желаем всего наилучшего Игорю и его группе. Вот и все, что мы можем сказать об этом.

– Это мне кажется, или я слышу горькое разочарование в том, как вы говорите о вашем никопольском опыте?

– Да нет, никакого горького разочарования я не испытываю. Для меня главным приоритетом была защита инвестиций моей семьи – и мне это удалось. Люди для моего бизнеса — это главный приоритет.

Канадский бизнесмен Майкл Юркович: Мы два года сражались против Коломойского 04

– А каковы ваши итоговые финансовые потери в этой истории?

– Финансовые потери несущественны по сравнению с размером портфолио. А портфолио превышает 150 миллионов долларов США. Потери – одна электростанция, два года доходов. Это не очень хорошо. Но я не могу назвать это большой потерей при общей картине. И для меня приоритетом было обеспечение безопасности сотрудников, сохранение большей части инвестиций, а также безопасность банков, кредиторов, юристов и семьи. И в этом мы преуспели – при том, что никто не верил в то, что мы сможем успешно реализовать этот проект. Все думали, что это невозможно – провести политическую операцию по эвакуации и юридические маневры, чтобы выиграть время для демонтажа электростанции.

Все считали, что вести борьбу такого рода будет очень сложно – и во всей стране только у двух юридических фирм хватило смелости сделать это. Эти люди были невероятно храбрыми, лишь они решились на то, чтобы представлять нас. И мы высоко ценим наших друзей. Мы также очень признательны нашим друзьям из национальных полицейских агентств, защитивших конвои от рейдеров, когда те пытались угнать грузовики. Мы также благодарны и СМИ, которые были готовы написать об этой истории. Потому что на многих журналистов оказывали давление, чтобы они не освещали эту историю.

Верно и то, что многие правительства по всему миру подвергались давлению со стороны как диаспоры, так и политически незарегистрированных организаций, – с тем, чтобы поставить под сомнение обоснованность нашего дела. Против нас было много черного пиара: мол, мы не настоящая компания; я – не настоящий инвестор; электростанция никогда не вырабатывала электроэнергию – и тому подобный бред.

Однако, в конце концов, все закончилось хорошо: все в безопасности, деньги по-прежнему в безопасности, мы продолжаем расти.

И знаете, как по мне, Игорь мог бы пойти и дальше – но, с другой стороны, эта тактика была вполне в его стиле. С его точки зрения, всё было спланированно хорошо: я три года проработал банкиром, защищая права акционеров в Канаде. И я видел, что он мог сделать, и что он сделал. Так что это был хороший бой. И я считаю, что это история о том, что Украина продолжает терпеть и выживать – невзирая на все тяготы.

– Руководство НЗФ говорило, что вы запретили им доступ к электрической сети, и поэтому они не могут провести там ремонт. Это правда?

– Нет, неправда. Если вы посмотрите судебные документы, то увидите, что энергетическая мощность была стандартной и контролировалась электросетью. Мы работали в рамках нашей лицензии по мощности в течение двух лет.

И претензии, поданные г-ном Коломойским и входящим в его группу “Приват” НЗФ, были основаны исходя из документа 2015 года. И первый эксперт в суде, и “Укрэнерго” сказали, что заявления НЗФ в 2015 недействительны в 2020 или 2021 году. Со стороны завода не было никаких претензий к нам на этапе строительства станции, а также в течение первых двух лет работы.

Так что их заявления – неправда. А уж заявлять о том, что мы якобы что-то вымогали у них или шантажировали их – это их проекция на себя самих. Поскольку это они пытались шантажировать и отобрать наш бизнес незаконным путём.

И, как я только что объяснил, они не соблюдали процедуру, не предоставили надлежащего графика ремонта, а затем заявили нам, что это было отключение на неопределенный срок. Это очень вопиюще для общественности и сигнал для всех, что это была просто атака рейдера. Вы знаете, что именно так поступали люди в 1990-х годах в России и в Украине. И поэтому вполне реально, что те же самые нападки рейдеров при режиме Кучмы – возвращаются.

– Майкл, в течение этих трех лет вы наверняка консультировались с разными знающими людьми относительно ваших шансов не проиграть в этой схватке. Если не секрет, что они говорили?

– Говорили, что у нас нет шансов, и что я никогда не выиграю в Украине. И что я был глупец, что поехал в Украину. Говорили, что я потеряю свой бизнес в Украине.

На это я им сообщил, что мы работаем в Украине с 2006 года. Я консультировал энергетические компании с 2007 года. И мы добились успеха. И успех для меня означал обеспечение безопасности наших сотрудников, сохранение инвестиций и продолжение роста.

И было много советников, которые теперь возвращаются к нам, желая, чтобы мы их оставили у себя. И есть много людей в диаспоре, которые до этого работали нам в ущерб, а теперь пытаются исправить ситуацию во взаимоотношениях с нами либо с Вашингтоном и Оттавой.

В чем заключается месседж, который дает наша история? Знаете, это как в фильмах “Рокки” – в том самом факте, что Рокки Бальбоа выжил.

В Украине можно вести бизнес и можно расти. Да, мы два года сражались против Игоря. Повторюсь: это был хороший бой. Но мы продолжаем расти, и мы продолжим вести бизнес здесь, поскольку верим, что каждый может сыграть свою роль в строительстве Украины.

Канадский инвестор демонтировал свою СЭС в Никополе

Осторожно! Адвокат предупредил о мошенничестве на заправке в Никополе

В Никополе создали рабочую группу для реализации проекта «Первая Гетманская столица»

Запис Канадский бизнесмен о скандале в Никополе: «Никопольчане отказались защищать свои гражданские земли» спершу з'явиться на NikopolNews – Новини Нікополя.